Знахарь

Автор: Елена Евская (Белова)

Гипно — от слова — гипнотическая, потому что написала без черновиков, как моментальных стихи, в состоянии, что называют самогипнозом. Надеюсь, что через поэтическую форму смогу пройти в глубины своего Рода, чтобы познать вековые тайны и мудрость. Моя мама мечтала, чтобы я написала книгу о нашем Роде. Это была её последняя просьба. Но о своих предках я могу думать — только в стихах. Поэтому сделаю больше, чем просто книгу. Гипно-поэму.


Говорите вы стихами,
Потому что вы – жрецы.
Ваши пращуры и деды –
Удалые молодцы.
Колдовали, врачевали,
Двигали сей мир – вперёд.
Потому и вереницей,
К избам их шагал народ.
А мерзавцы клеветали,
И дедов ваших пытали.
Вырезали те скоты,
Прям из кожи лоскуты.
На крестах их распинали
И сжигали на кострах.
Подлецам не получилось
Погасить огонь в сердцах!


Рассказали в детстве мне
О прадедовой судьбе.
Брат его пошёл служить.
Революцию вершить.
Другой брат – войной на брата.
Белый, красный – вы, ребята,
Разобраться – не смогли.
Чьи устои – берегли…
Беляки казнили красных,
За Идеи – им опасных.
Вырезали на груди,
Кожную звезду они.
Кровью истекал, молчал…
Зубы стиснув, он ворчал.
Сердце билось как родник,
Ритмы записались – в Лик.
И вплелись они в Цветок,
Геометрии – бросок.
Форма жизни или смерти,
Проливающей – в бессмертье.
Не родились Вани дети,
Не живут они на свете.
Крики эти по ночам,
Слышать довелось грачам…

Дед сказал, что это — с*ка,
круговая, ишь, порука!:
«Те казнили мого брата
покрывал кто супостата!
И предателя-скота.¹
Вот такие-то дела.
Только СИЛЬНЫЙ может встать
Правду всем в лицо сказать!»


Как-то раз во скорбный год,
мне во снах являлся чёрт.
Притворялся он отцом,
заманить хотел – с концом.
Я к колдунье обратилась.
«Помогите», – ей взмолилась.
Но промолвила она,
что защита мне дана.
Поглядев над головой,
восклицала с похвалой:
«Ах, нельзя тебя манить,
а чертям – нельзя убить!»

В тот же день явился дед,
ни в сочельник, ни в обед.
В сумерках в кошмарном сне,
по округленной луне…
Чёрта заманили – в круг,
он и несколько подруг.
ЗаговОрами читали,
в мире мёртвых – прорицали.
Беса брызгали водицей,
не таскался за девИцей,
чтоб рогатый – по ночам,
а девица – по врачам.
Мне велели уходить,
потому что надо быть –
мне здоровой и счастливой.
Наделили меня силой,
и напутствием – в ответ,
дали знахарский – завет.
Вот такие, господа,
снятся сны мне иногда.
С колдунами да чертями,
в них беседую… Да-да…


Прадед мой лечил людей,
без оргазмов и страстей.
Потому велел сказать:
«… … … ..», а дальше – «*лять».
За столом в лиху годину
нарушавшим дисциплину,
ложкой мог по лбу он дать,
чтоб учились уважать.

Деда вызвала к себе,
Говорить с ним о судьбе.
Ведь никто другой не может
Мне поведать обо мне.
То ли Ангел, то ли Бес,
Прадед — в Разуме воскрес.


Прадед:
«Просочились в час ночной
Детства сказки в разум твой.
Прогремев над головой
Малахитовой грозой.
Что с тобой – врачи не знали,
бабки к знАхаркам таскали…
Да Бажова всё читали.
Сказы Павла – помогали
Исцелить больную плоть.
Вспомни, детка, покажи,
В недрах ЧТО, твоей души?
Что тебе дано от Рода?
Малахит ли – та порода?», –
Прадед молвил мне в сердцах.
Да в осознанных-то снах…

Правнучка:
– Эй, Данила², знай ты впрок,
Неживой он, твой цветок!
Мастерством ты заманил
Мою душу загубил…
Оставлять тебя Хозяйка
Медных копий раздавайка
В своих чарах не сумела.
А цветок ты делал смело!
Научил меня чему?
Мастерству, но не уму…
Как маньяк ты в глубине
Красоту рубил в скале.
Получила я урок,
Обольстил меня цветок.
И Хозяйки льстивы речи
Враз закрались в разум мой.
Поступила — как с тобой
Злая ящерка со мной.
На камнях я возлежала,
Змейку эту представляла.
И пришла она домой,
Став частицею, душой.
Не с познаньем, а — с косой.
Девой юной обернулась,
Мне её краса глянулась.
Словно мать моя была,
За собой звала-звала….
Показала та заноза
Малахитова гипноза.
С той поры не спится мне
В гипнотической стране…
Огневушка танцевала,
И костры в ней разжигала.
А Синюшка не сказала,
Как уехать с того бала.
Не богатые ларцы, не нужны,
Не молодцЫ…
Гипнотический цветок!
Звал меня он, — и завлёк.
Изваять его решила,
Из того – в мозгах что было…
Деда позабыв наказы,
Ухватив Бажова сказы,
Мозг мой всё перевернул,
В ад меня он затянул…
В полном мраке жизнь прошла
Не проснулась ото сна…
Очень долго разум мой,
Погрузившись с головой
В омут малахита – спит…
Камни могут говорить,
Но не могут Богом быть.
Чтоб уметь им так творить.
Надо б Человеком жить…

Прадед:
«Передал тебе своё.
Не пальто и не ружьё!
Пониманье и наказ:
Вопрошать и слушать нас.
Ты обет не принимала.
Своё эго почитала.
Потому пришла с косой
Дева мрачная домой.
Смеет кто не верить в нас,
Не исполнив наш указ,
Тот рискует головой,
Не останется живой.
Если разум шёл – не впрок.
Родовой гремит Зарок!»

Правнучка:
«Значит, твой явился чёрт?
Что меня терзал в тот год.
Ты чертей сих — убери!
Ни к чему мне упыри!
В мозге мне не нужен бес,
он обычно — у повес» , —
Рассерчала к деду я,
мы ж теперича — друзья.

Прадед:
«Чёрт ходил с тобой везде,
чтоб не приходить беде.
Ты ждала мои советы?
Показал тебе секреты.
Как живётся в двух мирах.
Не на 4-х слонах
мир стоит. Узнаешь ты
Скоро все его черты.
Силу надо направлять,
чтоб рогатым управлять…
Приходя во снах к тебе
молвить будет о судьбе.
И не только о твоей…
Знать, работа та — чертей.
За мирами возлетать
тайны древние казать.
Как-то раз во тьме ночной,
под лазурною луной,
испугалась быть одной.
Бесу управлять собой
ты позволила. И враз
он вселился в левый глаз.
Бесов тех полным-полно.
Но у нас заведено
Лишь своих чертей впускать,
а чужих — в три шеи гнать!
Я своих тебе отдал,
в твои детские года.
Не сказал никто тебе
О знахарской-то нужде.
Живота не та случилась,
и с тобою приключилась
горемычная отрада.
Ясно дело — ты не рада
Ни такой волшбе, ни мне:
Бес гулял сам по себе.
Родом мы того исправим,
и научим, и наставим.
Будет всё отлаженО,
На душе станет — тепло!»


Прадед мой умел молчать,
И лечить, и колдовать…
Два помощника его,
Черти были уж того!
Пришло время умирать,
И чертей тех передать.
Он позвал к себе детей,
Но никто не взял чертей.
И тогда старик решил…,
И немного нагрешил.
Чёрта передал ребёнку,
Через ситцеву пелёнку.
Внучка, получив чертей,
Позабыла враз о ней.
Чтоб колдун легко «ушёл»,
В хату к ним народ пришёл.
Продырявили избу,
Сделав в потолке дыру.
Говорят лишь только так,
Может он уйти в свой мрак.
Колдуна похоронили,
Про него почти забыли…
Только вот ребёнок тот,
Колдуном всю жизнь живёт.
Он не знает лишь о том,
Почему к ним часто в дом,
Черти ходят по ночам,
Да таскают по врачам…
Жизнь проходит чередом,
Черти мучают адом,
Ни покоя, и ни счастья, —
В доме нет того участия.
Стала куклой колдуна,
Выпивая боль до дна.
Ведь чертям нужна работа,
Пониманье и забота.
Черти могут как спасти,
Так и с разума свести.
А мораль здесь такова,
Я скажу свои слова:
«Если внучка колдуна,
Карма над тобой — одна.
Надо бы лечить людей,
Полюбив своих чертей.
Им работу подавать,
И себя — не обижать.»


Не играйте с колдуном,
С ним игра – игра с огнём…
Не вяжитесь с колдуном,
Пожалеете о том…
Ведь не зря простой народ,
Колдунам дары несёт.
Неспроста стоит изба,
На окраине села…
Слов плохих ему сказать –
На себя проклятье взять.
Злобно посмотреть в глаза,
И в твоих – уже слеза.
Спорить, вовсе с ним не впрок,
Вам преподнесёт урок…
Вы окажитесь в аду,
Накликав себе беду.
Гоголь взялся вдруг писать,
Колдунов из момры звать.
Плохо тем закончил он,
Потому что черти в дом,
Прямо с омута явились
И навечно поселились.
Не видать Миколе рая,
Знать судьба его такая.
Шутки с колдуном шутить,
Себе голову вскружить.
Ваш сарказм для колдуна,
Установка лишь одна –
Ваше эго повернуть
Из сарказма в рок и муть…
Не мораль свою прочесть,
А внедрить «благую» весть…
Что она несёт в ваш дом?
После встречи с колдуном…
Уважайте вы культуру,
Обнажив свою натуру.
Век 20-й наступил,
Всё разрушил, погромил…
Но по городам гуляет
Ген в потомках с колдуном,
И порой он сам не знает,
Что за Сила в нём самом…
А мораль здесь такова,
я скажу свои слова:
«Своё эго убирайте,
Колдунов не привлекайте.
Каждый новый друг иль враг,
Может затянуть в свой мрак…».


Я теперь живу без бед,
Вспоминая этот бред.
С колдунами и врачами
Где пришлось повоевать,
Чтоб шальную свою душу
С преисподней мне достать.
Ну, спасибо тебе, Дед!
За сочельник, за обет!
За твои ворОжьи руки,
Подхватили на поруки,
Что меня во скорбный год.
Только вот проживши муки
Лет к пятидесяти я –
Не девИца, а змея.
Кто меня во зло ужалит,
Яд пущу ему – в ответ.
А людей благих и добрых
Вылечит от всех он бед.
Уж не знаю, что за птица
По ночам в окно стучится…
Может надо быть скромнее?
Веселее и мудрее?
Может надо всех любить?
И воспитанною быть?
Мне поведай правду, Дед…
Раскодируй свой завет…
Почему не почитают в мире
этом доброту, а всегда лишь
Уважают – власть, убогость и мечту?
Почему так истязали
невиновного Христа?
Неужели в этом мире
Так корёжит чистота?
Почему на крест смиренный
Согласился он взойти?
Показать – КОМУ хотел он,
Как к Отцу его прийти?
Посещают многих бесы
И во сне, и наяву,
И лишают они чести.
Отчего же не пойму –
Раз Христос за всех ответил,
И распять себя приветил.
Где же путь к Отцу его?
В этом мире – НИ-КО-ГО
Не пробУдят гОрьки речи
И страдания Христа.
В иллюзорном мире этом
Нет спасенья от креста…
Жизнь напрасно проживала?
Много слов я написала,
Говорила, рисковала.
И в науку подалась,
За открытия взялась.
Всё искала правду я.
Где? Скажи мне, не тая.
Где искать мне мудреца,
Доведёт кто до конца?
Кто поведает мне тайну
Про Великий тот Цветок?
Ох, прошли уж многи лета…
Путь мой слишком стал далёк.
Так давайте, завершайте,
Недосказанный урок…

Прадед:
«Мы отправить тебя рады
Наконец-то под венец.
А другой не жди награды,
Тем и сказочке – конец!
Шутка вроде…, но однако
Есть условие одно.
Знахарю нужна опора,
Одному – не то дано.
Дурни молвят вам неправду:
«Колдунам – бобылий век».
Лишь в семье большой и дружной
Счастье ищет человек.
Живу³ он в сердца внедряет,
Исцеляет всех больных.
А Иисус того не зная,
Пострадал так из-за них.
Из-за тех, кто говорил,
Чтоб один он в мире жил.
И пронзила его мука,
Не спасла Христа порука
Всех апостолов его.
Потому что никого
Глубоко не полюбил,
И тем самым он закрыл
Путь к Отцу. Любовь дана
Чтоб испить её до дна.
Говорим мы, как отцы,
Слабо любят сорванцы.
Настоящий лекарь тот,
Кто семьёй своей живёт.
Поделиться может он
Благом, хлебом и умом.
Одиноких нет сердец,
Чтоб пасти могли овец.
В сказках ироды убрали
Всё про матерь и отца.
Самым тем в мозгу вкрутили
Разлихого сорванца.
Образ сей не знает скуки,
Он тебе протянет руки,
Чтоб резвиться и играть.
Не работать, не читать.
И не чтить традиций старых.
От него идёт волна
Баловства лишь да вина.
Увлекает озорник,
далеко от мудрых книг»…
……..

Прадед:
Гением сей дух зовётся,
В твоё сердце он ворвётся.
От него не отмахнётся
Беспокойная душа.
Одинок он иногда,
В том и есть его беда.
То в Аду, то в Рай взмывает,
И спокойствия не знает.
То он – демон, то – змея.
Вот и вся его семья.
Молвят разом сорванцы:
«Пропадут в семье творцы!»
Ты не верь им почём зря,
Не загубит нас семья
Коль любовь есть в ней, да лад.
А они всё – наугад
Познают сей мир. И это
Не прольёт святого света.
Не поняв приоритета,
Растеряв свои дары,
В озорстве те шалуны.
Не позволь таким сполна,
Захватить свои дела.
Сочетать сей гений надо,
Вот на том и есть – награда.
Чтобы в нас он мирно жил.
Благо чтобы приносил.
Если волю ему дать,
То контроль весь – потерять.»

Правнучка:
Есть об них уже наука…
Не покинув ноутбука,
«Грызла» её, изучала.
В мозг себе всё загружала
Многие её бразды.
Правильно иду? Деды!?
Но цветок я не познала.
Гипнотический цветок.
Тот, что жизнею зовётся,
Что меня он так увлёк?
В чём призванье – не пойму?
Надо что теперь уму?
Поняла я про Христа,
Что случилась неспроста
С ним трагедия однако.
Дайте мне другого Знака,
Чтоб понять – куда идти,
Как от горя мир спасти,
Чтоб не навредить при этом.
Мраком – не хочу быть…
Светом!
Факелом и всех детей
Вывести из-под страстей.
Тем нужна была наука,
Чтоб ушла из мира мука.
И достаток чтобы был…
Почему нас Бог забыл?
Процветают в мире этом
Лишь лихие удальцы,
Аферисты да торговцы.
Как свести нам те концы?
………..
Правнучка:
Дед, сегодня поняла!
Вот! какие – те дела!
Гипнотический цветок….
Звал меня, что так…и влёк.
Есть безмолвия язык.
В нём и ритмы есть, и лик.
Потому он так – Велик!
Лик, что значится – литьё.
Танцы с Богом… Ё–моё…
Геометрия в словах,
И в сакральных тех чертах.
В Абсолют слова стекают,
Мои смыслы заплетают,
В косы Древа…
Что древней – нет его…
У королей?
Что ты молвишь? Повтори?
Спать не буду до зари…

Прадед:
«В мире так заведено,
Есть у Гениев одно
Правило, что им дано…
Попадает на перо
И предатель и мурло.
Каждый думает *удак,
Что поэт совсем простак.
У поэта круче вес –
СЕМАНТИЧЕСКИЙ ЗАМЕС!
Не пройдёт мимо него
Ни предатель, ни мурло…»

Прадед:
«Месим глину на горшки!
Извлекаем корешки!
С живота, голов и тел…»
Чей, скажите, сей удел?
Бога? В старину писали…
Почему же они звали
Гончаров, что жгли горшки:
«Чёрта лысого дружки?»

Правнучка:
— Бери горн! Меси замес!
Извлекай ты правду! Бес!
Горн – гори, кипи! Дай жар!
Говори свой слог – Горн-Чар⁴ !

Бес:
«В переулке жил Андрей,
Был надменным дуралей.
Говорила его мать –
Замуж может тебя взять.
Замуж было неохота,
И попал он под ворота.
Под цыганскую дугу»…

Правнучка:
— С той поры я не могу
Позабыть цыганских чар…
Горьким стал во мне гончар!
Черти загоняют в печь
Черепков цыганских речь.
«В 8 лет – какой там брак?», —
Нехотя подумал мрак.
И забрал его к себе…
«Вот, Андрей, не по себе
С той поры живётся мне…
Говорила я тебе,
Объезжай ты те ворота.
А тебе было охота
Показать – какой ты…Крут!
Жиганул из Ада кнут.
Рок цыганской ворожбы!
Встали кони на дыбы.
А мораль здесь такова:
Не разбрасывай слова!
Ты не понял, наперёд…
Круг гончарный – всё сотрёт.
Написала нам Джоан
Не про христиан роман.
Про мистичные дела.
Бабка по отцу была,
Из гончарного села…
Поттер⁵ палочкой махал,
Магией всех заклинал.
То ль гончар он, то ли жрец…
Окаянный – сорванец.
Магия сейчас – в ходу.
А на радость иль беду?»

«Что в руках твоих? Не глина⁶?
Отличить от пластилина
Сможешь сразу или нет?»
Беса так звучал привет…
Заплутал ли, тот писец,
Кто писал нам, что Творец
Изваял людей из глины…
На гончарном на кругу.
Где же место в нём чертУ?
Бог-Творец и Бог-Гончар…
«Хнум!!!» — мне бес в ответ рычал…
«Хнум — начало всех начал!»

Хнум зовётся как Ваятель.
В сути это слово – «вить».
Он ли жизни обладатель?
Нить плести, судьбой клеймить.
Клеить⁶, склеивать те связи,
Создают, что в мире – вязи…
Как паук плетёт вьюнок.
В гипнотический цветок
Вклеивая всяк росток…
Геометрия в словах?
Или в ритмах? Иль в глазах?
«В восприятия волнах…», —
Бес ответил и исчез…
Потерявши интерес.

Средь египетских страстей
Вижу новых я людей.
Эволюция сошла.
Раса к нам уже пришла?
Глупым – смех, другим – дела.
Запрягают – в удила,
Тех коней не рыбаки.
Не внимают – дураки.
Изменился этот мир.
И теперь – другой кумир…
Хнум дорогу к нам нашёл,
Янычар⁷ в контакт вошёл.
Расцветает тот Цветок,
Прорастает в нём росток.

Математика, слова…
Восприятия волна!
Цифры, символы и слоги
Образуют мира логи.
Части, части, со-участье
Собирались в слово – счастье.
Целое, а не частицы,
Прогибает все границы.
Пульсы Матрицы я слышу,
Новый мир в ней словно дышит.
Широта⁸ ушла за грани,
Изменив мир смыслов ранний…

..…

Написала я с утра,
про Царя Гороха – ДА.
И открыла Интернет
Разузнать – кем был тот дед…
Поджидал меня сюрприз
Не морской случился бриз!
Прочитала этот бред…
Прям в Хэллоуин – в обед.
Царь Горох – наш предок -Арих,
Вождь остготов – ГерманАрих…
Кто такой писал тот бред?
Вот и праздник, и обет…
В нём Король и Шут проснулся,
Мне его привет икнулся.
Поперхнулась кофеём,
Ну ты, Бес! тебя в объём
Не обхватишь! ты – хитрее…
Ну а я – буду мудрее!
Впредь…И прежде чем сказать,
Буду в Интернет нырять…

…..

Опускалась утром мгла.
И никак я не могла
Распознать в ней город тот,
Где живём второй мы год.
Стивен Кинг мне вспоминался,
И в тумане показался
Огромнейших лап паук.
В это время слышу стук…
Стук шагов…Звонок мне в дверь.
Программист⁹ зашёл. Поверь –
Всё в едином танце вьётся.
Только миллиард проснётся…
Остальным – закрыто! В путь!
Собираясь – не забудь
Прочитать гипно-поэму,
И понять – искать как схему…
Этой сказке – не конец.
Есть у каждого – Творец.
Нет Единого Творца,
Как и одного – конца.
Зажигают нас Творцы
Варят, словно леденцы,
Закрывая жизнь – в ларцы.
Про Кощея сказки есть,
Символизм показан – весь.
Слово здесь – «воображенье».
Говорят – соображенье
Надо лишь тебе включить,
Чтоб в Идеях – Вечно Жить!
Геометрия – она,
Неспроста нам всем дана.
Треугольник, круг, квадрат,
И пространства – говорят…
Мир – иллюзия, обман.
Гений – это наш дурман¹⁰.

……

Не читаю ваши речи,
не смотрю я ваш портал.
Но сказал сегодня Юнг мне:
Уму давеча встречал.
Интересно мне про Уму…
Что сказал же он вконец?
И решила уточнить я,
Прям у Пушкина – в торец.
И у Пушкина спросила –
Осень шепчет, иль поёт?
Он ответил, что — ДУРМАНИТ¹⁰ ,

А он сам вас всех пошлёт…
«Если Ума появилась», —
он сказал, — «то рядом с ней —
то ли Квентин Тарантино,
то ли — Билл, что есть — скорей…».
Вот такие, господа,
разговоры иногда…
С коллективным бес-сознаньем
получаются…Да-Да.

……..

Бабка на войне была,
После маму родила.
Любым оказался – врач,
И судьбы её – палач.
Никогда нам не сказала,
За что Деда наказала.
И сожгла свою любовь,
Так, что стыла в венах кровь.
Разобраться пришлось мне,
Чтоб не плакать по судьбе
Нашим детям вновь и вновь.
Разыскать пришлось любовь.
Фото, символы и знаки,
Лица, почерк…Эх, Казаки! –
Всё — в Огонь! И — в топку! Жгла…
И однажды вдруг… нашла…
Нитку красную… Вот так
Бабушка вязала Знак.
Мне на руку, чтоб спасти
Чары сглазов низвести.
Завязала нитку я,
7 узлов – любовь, семья…
Каждый новый узелок
Заплетался в мой Цветок.
Зазвучала вдруг свирель,
Затянул свой узел Лель.
Написала я стишок*,
Спели дети – в голосок.
Так в 13-м году,
Пропахала борозду.
Полетела песня – в Мир,
В бесконечный Зов, в Эфир.
Пробудился древний Род,
И засеял огород…
Собирала урожай,
Угодила – прямо в Рай.
Змей мне яблоко не дал,
Но дорогу указал.
Я с тропинки не свернула,
И Любовь в семью – вернула.
В каждом нас – внутри Ваятель.
Жизни нашей обладатель.
Нить плела в узор давно
И поставила клеймо.
Как дано его узнать?
В сердце том горит Печать!
Можно ли её убрать?
Надо ли? Иль лучше – знать,
Что сваять мы сможем с ним,
Так как в ритм живём – в один.
В ритме Души и сердца.
Так дошли мы – до конца.
Прав был дедушка Платон,
Что живём мы – в унисон.
И не зря нам снится сон,
В ком является Самсон.
С ранних детских наших лет.
Жизни нашей в нём – завет.
Надо сердце открывать,
Ухватить ту нить, связать
В гипнотический узор,
Расширяя кругозор.
Проще жить и не ворчать,
Чем с утра – в полночь Ваять.
Так найдёте вы печать:
Своей жизни – благодать!

Итог:

Получился так у нас
Подсознанья пересказ.
В состоянии гипноза,
Креативного прогноза.
Поразмыслила, решила.
Что не то я совершила.
Ставить на ЛЮДЕЙ печать
Лишь себя в том огорчать.
Выбор сделал того дня
Мир иллюзий, а не я.
Семантический замес
Затянул в дремучий лес.
Счастья в нём я не нашла.
Зря в него так долго шла.
Но сказал сегодня Бес
Научилась я. Замес
Стал теперь понятен мне
И не только при луне.
Передал мне дед Завет –
Научиться видеть Свет.
В мире мутных игр и лиц,
Оставаться в роли Жриц.
Ноосфера – как дитя.
Создаёт сей мир – шутя.
Породили Ноосферу
Из своих идей – не в меру!
Чтобы с нею совладать
Гением в квадрате стать –
Надо. Вот куда привёл прадЕд.
Научил КОВАТЬ завет.
Эй, Вакула, знаешь что?
Беса оседлать – легко!
Нам – прошедшим Ад и Рай.
Горн для бесов – открывай!
Перечислить имена?

Прадед:
«Неееееет…Получат все сполна!
Участь бесов – такова:
Отвечать им – за слова!
За внедренье в Ноосферу
Грязи их идей, на веру
Чтоб могли вы их принять…
Не годится так…Унять
Нам придётся некий пыл.
Своё место бес – забыл!
Мы на место их вернём…
Но не светом, а огнём!»
Так сказал мне мой прадед.
Близ Сочельника, в обед.
Запишу слова его,
Внутрь Семантики. В ЯДРО!

Автор: Елена Белова (Евская), 2020

*Детская песенка, написанная мною в 2013-м году.

¹ Отсылка к событиям времён революции, когда родного брата моего прадеда казнили белые, вырезав на груди из кожи звезду. С ним казнили ещё 23 человека.

² Отсылка к сказам Павла Бажова «Каменный цветок», «Огневушка-Поскакушка», «Синюшкин колодец».

³ Жива — это сила, прогоняющая хвори, наполняющая жизнь исцеляющим чистым потоком…(источник: сайты о древних традициях).

Гонча́р. Общеславянское слово, имевшее первоначально вид гърньчарь, — образовано от гърньць — «горшок», уменьшительным от гърнъ — «котел». К той же основе восходит и существительное горн.
Гончаров и в наши дни именуют горшечниками, да и в отдаленных веках слово это значило прежде всего «мастер, выделывающий горнцы, горшки» (см. Горн, Горшок). Гончар — это «горнчарь».

Поттер — в переводе с англ. Гончар.

Гли́на. Общеслав. Суф. производное от того же корня, что и глиста, диал. глей «глина», болг. глиб «грязь», греч. glinē «глина», др.-в.-нем. glenan «клеить, мазать» и т. д. Глина буквально — «клейкая, скользкая».

Янычар — др.-русск. янычаръ (Триф. Коробейн., 1584 г., 43), янычанинъ (Позняков, 1558 г., 20 и сл., Нестор Искандер, Зап. Вост. Отд. 2, 149), янчанъ, род. п. мн. ч. (Азовск. Вз., XVII в.; см. РФВ 56, 148), янчарский (там же 56, 150), укр. яничар, янчар. Ввиду наличия -ы- заимств. через укр. из тур. janicari, буквально «новая армия»…

Широ́кий. Общеслав. Суф. производное (суф. -ок) от ширъ — «широкий», в диалектах (в форме широй, ср. шире) и в некоторых других слав. яз. еще известного. Буквально — «чистый», «ясный», «прозрачный»…

Несколько месяцев назад, до начала написания поэмы, я мечтала о том, что мне когда-нибудь судьба пошлёт крутой ноутбук и я начну обучаться программированию. Через месяц после этого я получила ноутбук в подарок от компании, в которой работаю и пришёл программист его наладить.

¹⁰ ДУРМАНИТ — Дур Манит…. ( это точно — в стиле Пушкина)…

ДУРМАНИТ — Дурман — Происходит от неустановленной формы. По одной гипотезе — русск. новообразование от дурно́й, одуря́ть (Фасмер), по другой — заимств. из тат., башкир. TURMAN «лошадиное лекарство», тур. derman «лекарство», далее от перс. darmān «лекарство» (Шведова)…

НАПИШИТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, добавьте свой комментарий
Впишите Ваше имя